?

Log in

No account? Create an account

Кратко о проекте

   Перед Вами проект "Хроника оккупированного Киева". Проект еще развивается, здесь будет представлено более 1000 фотографий с описанием и информация на каждый день двухлетней оккупации. Большей части фотографий я улучшил качество, некоторые фото ретушировал. Также, читателю будет интересен переведенный мной немецкий военно-географический план Киева за апрель 1941 года: Перевод плана - 4 мгб Ниже расположен календарь ссылок на уже готовые посты, подробно описывающее дни и недели от начала до конца оккупации. Публикации о начале войны и обороне Киева расположены ниже этого поста, на данной странице.

1941 год
Сентябрь: 19 (II III), 20 (II), 21-23, 24 (II III IV), 25-28, 29-30 Октябрь: 1-7, 8-15, 16-23, 24-31
Ноябрь: 1-7, 8-14, 15-22, 23-30 Декабрь: 1-7, 8-15, 16-23, 24-31

Использованные материалы:
http://interesniy-kiev.livejournal.com http://zalizyaka.livejournal.com
http://mik-kiev.livejournal.com http://reibert.livejournal.com http://army.lv
http://reibert.info http://relicfinder.info http://photohistory.kiev.ua
http://www.oldkiev.info http://www.archunion.com.ua http://moremhod.info
а также многочисленные материалы из книг и статей (ссылки на литературу представлены в квадратных скобках).

На рассвете 22 июня немцы бомбили военный завод №43 по Брест-Литовскому шоссе. Бомбежке также подверглись аэродром "Жуляны" и Вокзал. Погибло 25 человек, в основном рабочие завода "Большевик".



22 июня 1941, горит завод "Большевик". Во время бомбежки на заводе погибло 16 человек ночной смены. В городе было мобилизовано и отправлено в действующую армию 200 тыс. киевлян. Забирали даже тех, кому было за сорок лет.


23 июня 1941, горе и плач - жители покидают свои разрушенные дома.

25 июня 1941. Из воспоминаний киевлянки: "Сегодня было самое страшное утро. Стреляли зенитки и пулеметы со всех сторон. Осколки сыпались как дождь. Стекла звенели, а дом дрожал, как во время землетрясения."  

30 июня 1941. Под Киевом началось сооружение противотанковых рвов и полевых укреплений. Ежедневно на этих работах было занято около 160 тыс. киевлян и селян из пригородной зоны. За это всем выдали хлеб, колбасу и папиросы.

5 июля 1941.  Началась эвакуация киевских оборонных заводов, учреждений и граждан, кто имел на это разрешение и пропуск на вокзал. Из воспоминаний киевлянки: "У моста пробка. Проверяют документы. ... За мостом снова пробка. Там движение в обе стороны, все время тормозящееся. К Киеву идут тяжелые орудия и танки. От города все и всё, что угодно. Вдоль моста и дорог зенитки."

11 июля 1941. Немецкие танки вышли на рубеж у реки Ирпень. На улицах Киева возводятся баррикады и устанавливаются противотанковые "ежи". Витрины магазинов были заложены мешками с песком, из таких же мешков поперек улиц были сооружены баррикады с узкими проездами для трамваев и машин.

5 августа 1941. Из воспоминаний киевлянки: "Да, нам не дают скучать. Весь день стреляли где-то далеко, а в семь часов вечера снова налет. Пишу во время обстрела. Уже зенитки, что возле нас, начинают утихать. А только что было не до шуток. Стрельба сливалась в один сплошной перекатывающийся звук, и осколки сыпались как дождь. Мне казалось, что мелкие камни бросают сверху. Но вот налет окончился, и один из этих «камушков» - осколок, сантиметров десяти в длину, лежит у меня на столе. Он упал возле моего окна, и, если бы на месте его падения стоял человек, острый кусок разорвавшегося снаряда пробил бы его насквозь. Сейчас по радио говорили, что над Киевом четыре вражеских самолета. Вчера в это время было тридцать два, позавчера - тридцать семь. Отбой, тревога длилась 35 минут".


Сооружение баррикады из мешков с песком поперек Брест-Литовского шоссе, на пересечении со 2-м Дачным переулком (сейчас это ул. Индустриальная, рядом расположена станция метро "Шулявская"), возле столовой и гастронома, вблизи завода "Большевик".


Установка противотанковых "ежей" перед баррикадой у завода "Большевик".


Противотанковое препятствие на пересечении бул. Т. Шевченко и ул. Саксаганского и Дмитриевской.


Баррикада и "ежи" на ул. Ленина (сейчас Б. Хмельницкого), возле углового дома около ул. Лысенко.


Сооружение баррикад на Крещатике, около крытого рынка.


Строительство земляной баррикады поперек ул. Лютеранской, на углу Крещатика.

Круговая баррикада на пл. III Интернационала, напротив Дома обороны, сентябрь 1941.

Из книги Ф. Пигидо-Правобережного "Великая Отечественная война": "Вплоть до перехода Киева в немецкие руки, воздушных атак на город почти не было. Правда, в первые дни войны были сброшены бомбы на авиазавод в Грушках, за десять километров от центра города, и несколько бомб на завод "Большевик" - также за городом. Были также - и достаточно часто - дневные и ночные воздушные атаки на мосты через Днепр, но сам город - его жилищные кварталы - не подвергались бомбардировке. Я не допускаю мысли, что это делалось из гуманитарных соображений, последующее поведение немецкой власти доказывает именно противоположное. Наиболее вероятным является то, что это было связано с политическим расчетом".

Киевский укрепрайон

Немецкий полевой штаб расположился у одного захваченных ДОТов Киевского укрепрайона.


Один из захваченный ДОТов Киевского укрепрайона. Перед входом свалены в кучу пулеметные ленты и развороченные лафеты пулеметов. Предположительно, батальон Вермахта устроил внутри захваченного дота временный КП.


Тот же ДОТ. Хорошо виден барельеф на стене.


У дороги, поселок Гатное. Если ехать с Юровки в Гатное то ДОТы №209 и №210 как раз будут где-то не далеко от пути. Небольшое захоронение пяти погибших немцев, даже цветы лежат у крестов.

Немецкий бронепоезд на одной из ж/д станций под Киевом, осень 1941. Слева штабной, справа - артиллерийский вагоны. Одной из главных задач немецких бронепоездов на Восточном фронте являлась борьба с партизанами и охрана ж/д путей.




   На рисунке вверху штабной, посредине - артиллерийский вагоны бронепоездов типа BP-42. Внизу - бронированный паровоз. К паровозу прицепляли артиллерийский вагон, вооруженный 100 мм полевой гаубицей 14/19(р), в котором так же отводилось место для полевой кухни и санитарной части. За артиллерийским вагоном цеплялся командно-штабной вагон, в котором размешался и десант пехоты. Далее шел артиллерийско-зенитный вагон, вооруженный 76,2 мм орудием F.K. 295/I(r) и счетверенной 20 мм зенитной установкой. По концам бронепоезда типа BP-42 прицеплялись специально изготовленные бронеплатформы с танками Pz.Kpfw.38(t).


Захваченный Панар 38(f) (P-204). Скорее всего он пострадал от взрыва на железнодорожной колее. Хорошо заметны развороченные впереди "крылья", офицер держит в руках сорванный от подрыва фонарь.

   В состав бронепоезда включили два бронеавтомобиля Панар 38(f) (P-204), имевшие как колесный, так и железнодорожный ход; замена обычных колес на колеса ж.д. образца занимала десть минут. Вооружение бронеавтомобиля состояло из одной пушки калибра 25 мм и одного пулемета. Эти бронепоезда получились недостаточно эффективными для всех типов операций. Для борьбы с партизанами они имели недостаточную мобильность, а для противостояния регулярным частям Красной Армии были подвержены огню артиллерии и танков.
.


Немецкие подразделения в предместье Киева. На переднем плане автомобиль S.gl.Einheits-Pkw (либо Horch 108 а/1a/b/1b или 1с, либо Ford EGa/EGb или EGd). За ним на фото - мотоцикл, далее 3-х тонный грузовик Ford G917T StIIIa или G997T StIIIb.



S.gl.Einheits-Pkw.

    Из воспоминаний: "К приходу немцев в Киеве оставалось около 400 тысяч горожан. Остальные ушли на войну или уехали в эвакуацию. Эвакуировали в первую очередь семьи работников НКВД, ЦК, командного состава и партийных органов, квалифицированных рабочих 3-го и выше разрядов, ученых, артистов. Эвакуация происходила на пяти железнодорожных станциях: «Дарница», «Киев-Пассажирский», «Киев-Московский», «Киев-Товарный», «Киев-Лукьяновка». Вспоминает Д. Малаков: «Желающих уехать было много, но не все могли. На вокзалах было все оцеплено и функционировали специальные пропускные пункты. За ограждение пропускали только тех, у кого была бронь, в общей сложности 325 тысяч человек. Некоторые пытались уехать сами. Нас, например, знакомый предложил увезти на машине. Но мама отказалась, так как не было ни копейки денег, да и радио твердило, мол, Киев не сдадим".


Бой за переправу через Днепр. Остатки уничтоженной советской колонны, на другом берегу - Киев.

  Агенты НКВД и саперные подразделения РККА заминировали большинство крупных сооружений в центре города. Подвалы домов заполнялись взрывчаткой, а чердаки бутылками с «коктейлем Молотова». Одновременно проводилась дезинформация - среди населения распространялись слухи, что в подвалах спрятаны архивы НКВД.



В бою за Киев немецкие солдаты залегли в кустах

15 сентября. Немецкое командование 6-й армии предложило начать наступление на Киев также и с запада, поскольку противник, по имевшимся данным, значительно ослабил оборону плацдарма, особенно за счет изъятия значительного количества артиллерии [А. Филиппи. Припятская проблема].


Немецкая колонна - грузовики, тягачи и гужевой транспорт. Враг замыкает кольцо вокруг Киева.

16 сентября. Началось наступление 29-го немецкого армейского корпуса, который четырьмя дивизиями прорвал упорно оборонявшийся пояс укреплений советских войск [А. Филиппи. Припятская проблема].
   Члены Железнодорожного подпольного райкома партии во главе с О. Пироговским взорвали железнодорожную станцию Киев-товарний, два основных цеха на паровозоремонтном заводе, главные железнодорожные мастерские, дом привокзального почтового отделения, Соломенский и Воздухофлотский мосты, уничтожили 280 вагонов с разным грузом. Подпольщики О. Лебедев и М. Тацков подожгли Дарницкое депо, вывели из строя все паровозы.

   Из книги Ф. Пигидо-Правобережного "Великая Отечественная война":  "Много рассказывали о днях осады Киева, о постоянных облавах на дезертиров и поразительной изобретательности этих дезертиров. О том, как в Киевскую гавань на грузовиках на протяжении последних недель было привезено и утоплено несколько десятков тысяч тонн сапожной кожи наилучших сортов, десятки тысяч тонн сахара и другого добра".


Разграбленный магазин на Фундуклеевской, фото подпольщика М. Покришевского.

17 сентября. Войска Красной армии в массовом порядке оставляют город. Когда Киев покинула партийная элита и милиция – началось мародерство. Грабили в первую очередь продуктовые магазины, одежду и обувь. Но продуктов питания осталось мало – перед отступлением все то, что не успели вывезти, советские войска сбросили в Днепр. Множество мешков с мукой и крупами, еще не успевших намокнуть и уйти на дно, прибивало к берегу. Большинство киевских заводов было взорвано. Уже с приходом немцев вакханалия продолжилась – недовольные советской властью граждане принялись разрушать памятники своих вождей. Вспоминает Д. Малаков: «Это продолжалось до 19 сентября, когда в город вошли немцы. Народ тащил все абсолютно - от иголок и носков до габаритной мебели. Все это собирались обменивать потом на еду, потому что власти вывезли из города все продукты, а что не успели, потопили в Днепре. А всем нужно было выживать».


Разбитый магазин "Газированная вода" на Крещатике, фото подпольщика М. Покришевского.


Разрушенный "красный уголок" в Павловском саду на Ново-Павловской улице, угол Гоголевской, фото подпольщика М. Покришевского.

    Из книги Ф. Пигидо-Правобережного "Великая Отечественная война": "Через неделю после разгрома Киевской группы войск немецкое командование позволило крестьянам перебраться на левый берег Днепра и собрать коней и скот, которых там было много в лугах и лесах. Из того скота, который сгоняли большевики из всего Правобережья за Днепр, мало что попало в дальние тыловые районы. Немало этого скота потонуло в Днепре при "организованных" переправах, часть передохла, немного съели советские солдаты и "партизаны", а значительную часть разобрали крестьяне. Кроме местного прибрежного крестьянства, множество людей пришло из дальних правобережных районов за 50-100 километров и, получив разрешение, шли за Днепр и оттуда вели домой коров, телят, коней, иногда и хороших военных коней, которые остались там после киевского разгрома. Я не знаю, сколько этих трофеев забрали и вывезли немцы, но население, особенно из прибрежных районов, тогда скота получило много".


Днепровцы готовы отразить любую атаку.

   Read more...Collapse )


19 сентября 1941 года, оставляя Киев, части Красной Армии взорвали мост имени Бош, который киевляне по привычке называли "Цепным", и проложенный за ним по направлению к Броварскому шоссе Русановский мост. Сегодня примерно на этом месте находится мост Метро (А. Анисимов).

   Read more...Collapse )

19 сентября 1941 года. Киевляне наблюдают за вступлением немецких войск в Киев, угол Б. Васильковской и Бессарабской пл. Слева виден угловой дом №1 с магазином "Бакалея": витрины забиты досками для защиты стекла от осколков и взрывных волн; двери открыты настежь, так как магазин разграблен местными жителями. По дороге движется трофейный (захваченный в Дюнкерке 26 мая - 4 июня 1940 года во время Французской кампании Вермахта) 1.5-тонный грузовик-тягач Morris-Commercial CDSW.


Morris-Commercial CDSW образца 1940 года.
 
   Верховная ставка разрешила отвести 5-ю армию Юго-Западного фронта за Днепр. В ночь на 19 сентября советские войска оставили Киев. Вскоре в столицу Украины вступили немецкие подразделения. Первыми в город вошли разведывательные и штурмовые подразделения Вермахта. Произошло это около полудня, с двух сторон одновременно (со стороны ул. Красноармейской и с Подола) и, не встречая сопротивления, к вечеру заняли весь город.


На улицах дым пожарищ, у домов валяется нехитрый скарб погорельцев. Разведывательно-штурмовой отряд немцев движется на трофейных советских бронеавтомобилях БА-10.

Трофейный советский БА-10 с наброшенным на башню немецким флагом (чтобы не быть уничтоженным собственной авиацией, ориентирующейся в первую очередь по силуэту техники). Совпадают с фотографией: закругленное крыло, фонарь на нем, за фонарем бронированное окно-люк, крест нарисован под маленьким бронированным оконцем,  второй крест нарисован на башне. Немецкий солдат сидит в свободном уголку у башни, оставленном для возможности поворота маски башни. 

   Войдя в город, немцы практически сразу начали искать себе жилье. Изначально они заселили район Липок, выселив оттуда все гражданское население, за исключением швейцаров и дворников. Здесь разместилось командование отборных военных частей, жандармерия и другая военная знать. Гитлеровцы полностью заселили улицы Екатерининскую, Левашовскую, Банковою, Виноградорную, а ул. Энгельса, Октябрьской революции, Кирова и Урбановича – частично. Высшее немецкое руководство разместилось на Тимофеевской. Также все уцелевшие во время бомбёжек гостиницы города были переполнены высокопоставленными военными чинами.


Красноармейцы сдаются в плен недалеко от Выдубичей. Выйдя к Днепру, они надеялись перейти его по киевским мостам, но те уже были взорваны. На заднем плане - быки недостроенного моста (теперь - мост им. Е. Патона).



Немецкий офицер дает указания разведывательному подразделению по продвижению в городе. Справа расположена башня Ивана Кушника, слева - старый Арсенал, впереди Свято-Троицкие ворота Лавры. На брусчатке видны трамвайные рейки маршрута №20. Гренадерское подразделение очень хорошо экипировано: шлемы с лентами для крепления маскировочных средств, подсумки, ранцы, ручной пулемет и винтовки Маузера. На поясах висят: багнет-ножи, гранаты, стальные коробы с противогазами, фляги в суконных чехлах с пристегнутыми крышками-стаканами. 


Кроме специальных разведывательных подразделений и бронеавтомобилей, в Киев первыми въехали немецкие мотоциклисты. Радостные горожане с интересом рассматривают необычных "гостей". Многим киевлянам, пережившим сталинские репрессии казалось, что новая власть высокоразвитой Германии не будет их угнетать и убивать. Как же они ошибались...


Импровизированный командный пункт на одной из улиц в Киеве, 19 сентября 1941.

    Особенно это касалось еврейских общин, с радостью и уважением встретивших нацистов. Среди евреев, не успевших эвакуироваться из города, бытовало мнение, что немцы очень развитый и культурный народ, который никогда не посмеет их тронуть.


Немецкие офицеры изучают карту, на которой отчетливо видно, что это именно карта Киева. Первый день оккупации - 19 сентября 1941.


Киевляне встречают немецкие войска, которые двигаются по Бессарабской пл. в сторону Крещатика. Некоторые из горожан держат в руках свертки с награбленным из брошенных магазинов. Впереди видна автомашина марки "Ауди" с опознавательными знаками одного из подразделений Вермахта. Женщина в платке носит обувь, плетенную из камыша.

    Из дневника штабного офицера 29-го армейского полка: «Население растерянно стоит на улицах. Оно еще не знает, как ему себя вести… Когда мы подъехали к толпе, из него вышел, возбужденно жестикулируя, человек. Он хотел показать нам дорогу до гостиницы «Континенталь», где должен разместиться наш штаб. Когда мы прибыли туда, соседи сказали нам, что большевики перед отступлением заминировали этот дом, и предупредили нас, чтобы мы до этого отеля не вселялись».


Иван Кудря

    В июле - августе 1941 по решению ЦК КП(б)У в городе для подпольной работы были созданы обком, основные и запасные горком и 9 райкомов партии, 37 партийных организаций, а также обком, горком, 9 райкомов комсомола, 31 Комсомольск, организация. Диверсионно-подрывной работой руководил созданный горкомом партии штаб во главе с начальником цеха Киевского паровозовагоноремонтного завода В. Кудряшовым. Подпольщики, имевшие радиоприемники и пишущие машинки, регулярно слушали советские радиопередачи, составляли и распространяли листовки, прокламации, обращения и т.п.
    С первого дня оккупации в Киеве была задействована диверсионно-разведывательная группа НКГБ УССР под руководством Ивана Кудри (в составе Дмитрия Соболева, Раисы Окипной, Евгения Бремера, Андрея Печенева и других). В ее задачи входило выяснить, кто и когда будет заселять заминированные объекты и передавать информацию в Центр по мощной рации, установленной на конспиративной квартире пенсионера Линевича.
   Из книги Ф. Пигидо-Правобережного "Великая Отечественная война": "Необходимо особенно подчеркнуть, что невзирая на животную панику, которой была охвачена руководящая партийная верхушка в первые месяцы войны, очевидно, что по предварительно разработанному плану на просторах Украины была оставлена широко разветвленная сеть, состоящая из проверенных коммунистов и работников НКВД. Многие тысячи коммунистов большего или меньшего ранга по приказу оккупационной немецкой власти, были зарегистрированы в городских и районных управах, оставаясь на свободе, планомерно и систематически вели свою подрывную работу. Немцы этого поначалу не замечали и охотно использовали ловких московских агентов. Во главе районных и сельских управ часто стояли члены коммунистической партии. Это же относилось и к полиции".

Вступление в Киев, кадры из немецкого еженедельного обозрения Die Deutsche Wochenschau №577:


Разрушенный мост Евгении Бош


Крупный план взорванного моста


Поврежденный Наводницкий мост


Крупный план Наводницкого моста


Немецкие войска вступают в Киев


Колонны немецких подразделений


Внизу горящий Подол


Подол, Красная пл., горят здания штаба Днепровской флотилии и конвойных войск НКВД.


Немцы движутся по ул. Институтской к центру города, вдалеке видны купола Александровского костела


Киевляне на Крещатике


Баррикады в центре города


Брошенная на дороге советская амуниция

   Генеральный комиссаром округа «Киев» назначен Х. Квитцрау. Комендантом Киевского куреня (оккупационной полиции Киева) назначен А. Орлик (А. Конкель). Образована Киевская городская управа (КГУ), ее председателем избран профессор-историк А. Оглоблин [На зов Києва: Український націоналізм у II світовій війні. Збірник статей, спогадів і документів. – К., 1994].


При захвате Киева был поврежден Вокзал. Немецкий корреспондент заснял с самолета пожар в здании Вокзала.


Боковой корпус почти полностью выгорел.


Крыша здания Вокзала сильно повреждена. Многие окна разбиты.

Разрушенные вагоны.

Поврежденные составы на станции.


Вскоре немцы, киевляне и военнопленные взялись за ремонт Вокзала. Фашисты собирались остаться в Киеве надолго.
Брошенные вещи... Часть из них ушла на строительство баррикад. Впереди хорошо заметно здание Вокзала.

Read more...Collapse )

Разбитый обоз и убитые лошади возле Художественного музея на ул. Кирова (сейчас ул. Грушевского).

Read more...Collapse )