Вадим Ляшенко (borisfen70) wrote,
Вадим Ляшенко
borisfen70

Categories:

Взорванный Крещатик, 24 сентября 1941 (часть 3)


Фотограф стоит за баррикадой и смотрит в сторону Центрального универмага. Справа здания Наркомата связи (№26) и Грандотеля. Дом № 28/2 был взорван первым во второй половине дня 24 сентября. Следующий взрыв уничтожил дом № 30/1 (на противоположном углу ул. Свердлова, ныне Прорезной), затем загорелся дом на другой стороне Крещатика (№ 25). Справа видна санитарная машина Citroen 11 UB.

   А. Кузнецов вспоминает: "Взрывы раздавались через неравные промежутки в самых неожиданных и разных частях Крещатика, и в этой системе ничего нельзя было понять. Взрывы продолжались всю ночь, распространяясь на прилегающие улицы. Взлетело на воздух великолепное здание цирка, и его искореженный купол перекинуло волной через улицу.


Горит здание Главпочтамта и Наркомата связи, через несколько минут рванет здание "Грант-Отеля".

   Рядом с цирком горела занятая немцами гостиница «Континенталь». Никто никогда не узнает, сколько в этих взрывах и пожаре погибло немцев, их снаряжения, документов, а также мирных жителей и имущества, так как никогда ничего на этот счет не сообщалось [ни большевиками, ни фашистами].


Так выглядело здание Наркомата связи после пожара.

   Стояла сухая пора, и потому начался пожар, который можно сравнить, пожалуй, лишь со знаменитым пожаром Москвы во время нашествия Наполеона в 1812 году. На верхних этажах и чердаках зданий было заготовлено множество ящиков боеприпасов и противотанковых бутылок с горючей смесью, ибо советское военное командование собиралось драться в Киеве за каждую улицу, для чего весь город был изрыт рвами и застроен баррикадами.


Горят дома на Крещатике напротив ул. Свердлова (Прорезной), на месте гостиницы "Спартак" и магазина "Детский мир" - уже лишь груда дымящих руин. Справа, на углу с ул. Энгельса (Лютеранской), магазин "Сангигиена" с заклеенными окнами. Скоро загорится и он.

   Теперь, когда к ним подбирался огонь, эти ящики ухали с тяжким характерным взрывом-вздохом, обливая здания потоками огня. Это и доконало Крещатик. Немцы, которые так торжественно сюда вошли, так удобно расположились, теперь метались по Крещатику, как в мышеловке. Они ничего не понимали, не знали, куда кидаться, что спасать.


Вид на Крещатик с Бессарабки. Справа пока еще целое здание гостиницы «Националь». Легковая машина идентифицирована как Ford 1939 года выпуска.

Радиатор похож на голландский Ford 81Y/DAF, но вот задние крылья и лобовое стекло совсем другие. Ford, заснятый в Киеве 24 сентября 1941 года явно голландского или американского производства.

   Надо отдать им должное: они выделили команды, которые побежали по домам всего центра Киева, убеждая жителей выходить на улицу, эвакуируя детей и больных. Много уговаривать не приходилось. Жители — кто успел схватить узел, а кто в чем стоял — бежали в парки над Днепром, на Владимирскую горку, на бульвар Шевченко, на стадион. Было много обгоревших и раненых. Немцы оцепили весь центр города. Пожар расширялся: горели уже и параллельные Пушкинская и Меринга, поперечные улицы Прорезная, Институтская, Карла Маркса, Фридриха Энгельса, Пассаж. Было впечатление, что взрывается весь город.



Проезд на Крещатик запрещен - опасность обрушения зданий и новых взрывов. Из легковых автомашин выходят офицеры с водителями.

   До войны в Киеве начинали строить метро, и теперь поползли слухи, что то было не метро, а закладка чудовищных мин под всем Киевом. Но более правдоподобными были запоздалые воспоминания, что по ночам во дворы приезжали грузовики, и люди в форме НКВД что-то сгружали в подвалы. Но куда в те времена не приезжали по ночам машины НКВД и чем только они ни занимались! Кто и видел из-за занавески — предпочитал не видеть и забыть. И никто понятия не имел, где произойдет следующий взрыв, поэтому бежали из домов далеко от Крещатика.


Пожар на Крещатике, вид с Лютеранской.

   Над чудовищным костром, каким стал центр Киева, образовались мощные воздушные потоки, в которых, как в трубе, высоко взлетали горящие щепки, бумаги, головни, посыпая то Бессарабку, то Печерск. Поэтому на все крыши повзбирались немцы, полицейские, дворники, добровольцы, засыпали головни песком, затаптывали угли. Погорельцы ночевали в противовоздушных щелях, в кустах бульваров и парков.


Взрывы на Крещатике, линии электропередач еще целые, но разрушения все ближе.

   Немцы не могли даже достать трупы своих погибших или жителей, они сгорали дотла. Горело все, что награбили немцы, горели шестикомнатные квартиры, набитые роялями, горели радиокомитет, кинотеатры, универмаги.
   После нескольких отчаянных дней борьбы с пожаром немцы прекратили сопротивление, вышли из этого пекла, в котором, кажется, уже не оставалось ничего живого, и только наблюдали пожар издали.


Горящий Крещатик.

   Крещатик продолжал гореть в полном безлюдье, только время от времени в каком-нибудь доме с глухим грохотом рушились перекрытия или падала стена, и тогда в небо взлетало особенно много углей и факелов.
   Город насквозь пропитался гарью; по ночам он был залит красным светом, и это зарево, как потом говорили, было видно за сотни километров и служило ориентиром для самолетов. Сами взрывы закончились 28 сентября. Главный пожар продолжался две недели, и две недели стояло оцепление из автоматчиков.


За баррикадами разрушения и смерть.

   А когда оно было снято и немцы туда пошли, то улиц, собственно, не было: падавшие с двух сторон здания образовали завалы. Примерно месяц шли работы по прокладке проездов. Раскаленные развалины дымились еще долго; даже в декабре я своими глазами видел упрямо выбивающиеся из-под кирпича струи дыма".


Немецкие пожарные части пытались тушить пожар с крыш соседних домов.

   Начался катастрофический пожар на главной улице Киева - перекрытия и перегородки в большинстве домов были деревянными, в сараях и подвалах хранились дрова и уголь, на кухнях - запасы керосина. Не было чем гасить пожары - водопровод не действовал. Немцы поставили на набережной свои пожарные машины (киевские были угнаны на левый берег), проложили шланги, качали воду из Днепра. Но диверсионные группы подпольщиков резали и эти шланги.


Немецкие пожарные не знали, какому риску себя подвергали. На чердаках домов кроме "коктейлей молотова" советские саперы и агенты НКВД спрятали часть не эвакуированных из города боеприпасов.

   Профессор Ф. Богатырчук вспоминает: “Оставленные большевиками люди, стали прорезать шланги, препятствуя подаче воды. Нескольких таких комсомольцев, у которых на подошвах ботинок были специальные гвозди, которыми они наступали на шланги, прокалывая их, - немцы расстреляли и их трупы оставили лежать на месте преступления. Но это помогало мало, прокалывания продолжались.


Дома выгорали дотла.

   Сначала немцы решили, что спасти город вряд ли удастся и предупредили население через радиорупоры быть готовым к поголовной эвакуации, но потом нашли разрушительный, но эффективный метод борьбы, взрывая дома, находящиеся рядом с горевшими. Всеми этими мерами пожары в три дня удалось остановить. Я ушам своим не поверил, когда услышал, что большевики обвиняют немцев в намеренном разрушении Киева Из всех ложных пропагандных обвинений это было самым возмутительным и нелепым”.


Горит здание где-то на Крещатике, скорее всего, это магазин Сангигиена на углу с Лютеранской улицей.

   Про контрподрывы немецких саперных частей известно из отчета XXIX-го армейского корпуса за период с 20 по 30.9.1941: "Так как пожар, начавшийся недавно у пункта сбора трофейного имущества, распространялся все дальше, он стал угрожать и гостинице. настолько, что штаб корпуса переместился в прежний командный пункт на улицу 25-го Октября. Утром 26.9 (около 4-30) эту штаб-квартиру также пришлось освободить, так как пожар разросся еще больше. Не смотря на многочисленные подрывы, произведенные нашими саперами, распространение пожара не удалось остановить, к тому же водокачка может быть запущена только в ближайшие дни. Чтобы взять пожар под контроль, приказано провести массированные подрывы по периметру всей площади пожара" (25.9.1941).


Крещатик в огне.

   Из Оперативного донесения по СССР №106 (7.10.1941), начальнику полиции безопасности и СД: "В целях борьбы с огнем, Вермахт был вынужден взорвать несколько зданий для предотвращения распространения пожаров на другие районы. В результате этих необходимых взрывов, пришлось эвакуировать, среди других, и отделение группы сотрудников зондеркоманды 4A. Офис здания группы сотрудников (бывший замок, затем школа-интернат для девочек и в течение нескольких лет офисное здание НКВД) значительно пострадал от необходимых взрывов. На расчистку мусора и ремонтные работы потребуется некоторое время".


Фото горящего Крещатика с колокольни Софиевского собора.

    Позднее стал известен весь масштаб злодеяния. Взрывчатка была заложена под все электростанции, водопровод, объекты железнодорожного транспорта, связи (почтамт, телеграф, АТС), мосты через Днепр и подступы к ним, все важные административные здания: Совнарком (ныне - ул. Грушевского, 12), Верховная Рада, ЦК КП/б/У (ныне - улица Десятинная, 2), штаб КОВО (улица Банковская, 11), НКГБ (Владимирская, 33). А также Успенский собор, оперный театр, музей Ленина (ныне - Дом учителя), отдельные большие жилые дома. Вспоминает Д. Малаков: «Софийский собор спас от разрушения тогдашний директор заповедника архитектор Олекса Повстенко. Минерам, которые приехали со взрывчаткой в «подвалы Софии», он сказал, что таких подвалов не существует».


Немецкое подразделение переправляется на левый берег. Впереди виден полугусеничный тягач Sd.Kfz.7 с орудием SFH-18. Вдалеке дым от пожаров на Крещатике.


Полугусеничный тягач Sd.Kfz.7 с орудием SFH-18.

   Д. Малаков уточняет масштабы разрушений: "Взрывы и огонь уничтожили нечетную сторону Крещатика от дома № 5 до Бессарабской площади, четную сторону - от современной площади Независимости до ул. Б. Хмельницкого; всю левую сторону Площади Независимости; четную сторону ул. Институтской до ул. Ольгинской; непарную сторону ул. Ольгинской; четную сторону пл. Франка; полностью ул. Архитектора Городецкого, Станиславского, Заньковецкой; всю нижнюю часть ул. Лютеранской; ул. Прорезную до Михайловского переулка; полностью ул. Пушкинскую - от Прорезной до Б. Хмельницкого.


Пожары охватывают все новые здания. 

   В этих кварталах выгорело все до основания. Взрывами были уничтожены такие дома: Крещатик, 28/2 (с магазином “Детский мир”), 30/1 (гостиница “Спартак”), 26 (почтамт), 15 (радиотеатр), Прорезная, 5 и 10, Пушкинская, 1 (Дом ученых) и 6, Шевченковский переулок., 1, Институтская, 14, 16-18 (дом Гинзбурга), Ольгинска, 3 и 7/26, Архитектора Городецкого, 7 (цирк), пл.Франка, 4 (дом Дьякова) и др.". Четная сторона Крещатика пострадала значительно меньше – было разрушено несколько домов. Сейчас это место занято Киевским горсоветом и ЦУМом.


Горящая крыша, чердак и верхний этаж здания. По улице движутся грузовики с саперными и пехотными частями.

    В горы битого кирпича, обожженные скелеты зданий превращены Крещатик и еще три километра прилегающих к нему улиц: Николаевская (ныне Городецкого), Меринговская (Заньковецкой), Ольгинская, часть Институтской, Лютеранской, Прорезной, Пушкинской, Фундуклеевской (Богдана Хмельницкого), бульвара Шевченко, Большой Васильковской, Думская площадь (Майдан Незалежности) - всего 940 крупных жилых и административных зданий, среди них пять лучших кинотеатров, театр, консерватория, цирк.



    По окончанию пожаров немецкие саперы взорвали часть домов, чьи фасады угрожали падением. Началась медленная разборка руин на кирпич, изъятие металлолома и т.д. В связи с огромным количеством разрушений, данное мероприятие не было закончено и до возвращения советских войск.



    В 1944-46 гг. были полностью разобраны руины на Крещатике, Институтской, Прорезной, а 1948-53 гг. отремонтированы большинство сожженных домов по ул. Архитектора Городецкого, Ольгинской, Станиславского, Заньковецкой, Лютеранской, Пушкинской. На Крещатике удалось восстановить только дома № 32 (Главкиевархитектура, следы пожара навсегда остались на фасаде) и № 40 (Центральный универмаг).

Subscribe

  • Кратко о проекте

    Перед Вами проект "Хроника оккупированного Киева". Проект еще развивается, здесь будет представлено более 1000 фотографий с описанием и…

  • Авианалеты, июнь-август 1941

    На рассвете 22 июня немцы бомбили военный завод №43 по Брест-Литовскому шоссе. Бомбежке также подверглись аэродром "Жуляны" и Вокзал.…

  • Киевский укрепрайон

    Немецкий полевой штаб расположился у одного захваченных ДОТов Киевского укрепрайона. Один из захваченный ДОТов Киевского укрепрайона. Перед…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment