?

Log in

No account? Create an account

На фотографии показан блок управления советской радиомины (слева), он же Ф-10 (Apparat F10) и дешифратор (Apparat A). Последний извлечен из коробки и выложен перед ней. Правее аккумулятор. Между собой они соединены кабелем питания. Снимок из национального финского национального музея  связи (Valtakunnallinen Viestimuseo) в Риихимёке (Riihimaeki). Этот экземпляр был обнаружен в порту Выборга  в августе 1941 года просто брошенным нашими минерами.

Read more...Collapse )

Сфотографировано 20 сентября 1941 года из балкона дома на Печерске. Слева видна колокольня Киево-Печерской Лавры. Хорошо заметен дым пожарищ старого арсенала.

Read more...Collapse )

1941, сентябрь 21-23


Еще не разобранная баррикада на Крещатике, справа - ЦУМ, впереди - Бессарабская пл.

21 сентября. К 21 августу 1941 года немецкие войска вышли к Днепру на широком естественном выступе реки от Кременчуга на юге, через Киев на западе и почти до Десны в районе Брянска на севере. 17-я армия и 1-я танковая группа Клейста расположились на участке от Кременчуга, где им удалось форсировать Днепр и создать плацдарм на левом берегу реки, до Черкасс.


Старик всматривается в лица немецких солдат.


  С обратной стороны оригинального снимка сохранилась надпись: "Третий день оккупации Киева". По Крещатику в сторону Бессарабки движется немецкая колона легковых автомобилей. Несмотря на присутствие немцев, на улице довольно много пешеходов, идущих по своим делам. На верхних этажах ЦУМа видны следы пожара, скорее всего это результат массовых грабежей в дни безвластия с 17 по 19 сентября. Квартал же по парной стороне Крещатика от Бессарабской площади до ул. Б. Хмельницкого (тогда - ул. Ленина) полностью сохранился до наших дней.

   Из книги Ф. Пигидо-Правобережного "Великая Отечественная война": "Слышал я ужасные рассказы в разных местах (Киева) и от разных людей, что на улице Короленко (сейчас Владимирская), в подвалах центрального НКВД, на второй день после отступления большевиков было обнаружено несколько сотен изуродованных трупов со стрелянными ранами, а также разбитыми каким-то тяжелым предметом головами. Среди них были известные в Киеве украинские инженеры и артисты. Не менее ужасные зрелища видели в Лукьяновской тюрьме и в огромных подвалах Киевской скотобойни, что за заводом им. Домбаля, около Демеевки. Там найдены буквально горы трупов по-зверски замученных людей. По внешнему виду этих трупов, люди очевидно, были убиты в последние часы перед отступлением большевиков из Киева. Недавно я встретил в Мюнхене Н.И., который лично осматривал подвалы скотобойни вскоре после вступления в Киев немцев. Он еще раз подтвердил правдивость этих рассказов".
    6-я армия вплотную вышла к Киеву до Днепра, создавая прямую угрозу столице Украины. В излучине Днепра им противостояли советские 6-я (командующий генерал-майор Потапов), 21-я, 26-я, 37-я (командующий генерал-майор А. Власов) и 38-я армии.


20-21 сентября 1941. Немцы на площади Калинина (сейчас Майдан Незалежности) долбят асфальт, видимо, для того чтобы поставить какой-то указатель.

    Сразу же после оккупации немецкое командование обратилось к населению «Всем  гражданам города Киева и его окрестностей немедленно, в течение 24 часов, сдать в комендатуру огнестрельное оружие, приемники и противогазы. За невыполнение - расстрел!». Но  принять  радиоприемники  в течение суток для немцев оказалось невозможным - так их было много. С помощью радиоприемников оставшиеся в городе подпольщики-диверсанты могли получать закодированные приказы. Но не только сдача радиоприемников усложнила связь подпольщиков с Москвой. В очередной раз подвела элементарная техническая безалаберность. С началом войны с советских военных складов на фронт и в тыл врага было поставлено несколько сотен радиостанций. Многие из них оказались неисправны и требовали ремонта. Существует мнение, что из-за долгого хранения и бездействия пересыхали электролитические конденсаторы. Происходил так называемый процесс расформовки, когда ослабление оксидного слоя в аноде вызывало увеличение тока утечки.
    Но скорее всего, причины неисправности радиостанций, изымаемых со складов, были их банальный возраст и несоблюдение режима хранения. Все, что выпускала радиопромышленность перед войной, сразу шло на укомплектование новых частей и соединений. На складах хранилась аппаратура устаревших образцов выпуска, в лучшем случае - начала 1930-х годов. Да и качество ее сборки было не всегда высоким.


Угол Крещатика и ул. Свердлова (сейчас Прорезная). Киевляне стоят в очереди на регистрацию, которая проводится в фойе кинотеатра "Спартак" (1-й этаж углового дома № 30/1 одноименного отеля, сразу же занятого оккупантами). Слева - здание Наркомфина (№ 32), справа — дом № 28/2, на первом этаже которого размещался магазин "Детский мир". Окна для защиты от осколков стекла заклеены крест-накрест бумажными лентами. В магазине для этого использовали ленты от кассовых аппаратов. Сюда по приказу оккупационной власти киевляне сносили радиоприемники, здесь же и прогремел первый взрыв на Крещатике 24 сентября.


Очередь вблизи. Витрины магазина "Фарфор-фаянс-скло" закрыты щитами, установленными в дни обороны для защиты витринного стекла от ударной волны при взрывах авиабомб. По краям очереди дежурят немецкие охранники, они заранее проверяют документы у подозрительных мужчин призывного возраста.

    В Киеве объявлен приказ о сдаче населением запасов продовольствия. Киевлянам разрешалось оставить только суточную норму продуктов. За невыполнение приказа грозил расстрел [Киев. История городов и сел Украинской ССР. – К., 1982].   
   На Подоле в помещении одной из школ состоялись сборы по избранию городской управы. Первым начальником городской управы назначен А. Оглоблин, его заместителем – В. Багазий.


Заработала фашистская пропагандистская "машина". В общественных местах появились плакаты "Гитлер - освободитель".


Причем, советские плакаты, призывающее население к сопротивлению немецким захватчикам, не срывались, а просто заклеивались фашистскими.


Ларек "Союзпечати" на Подоле, вдалеке видна Андреевская церковь. Киевлянам раздаются флажки с нацисткой символикой.


Подобные плакаты были расклеены по всему городу.


Позднее появились плакаты, сулящие "светлое будущее", но уже под немецким контролем.


Немецкий офицер дарит украинской девочке портрет Гитлера. Киев, осень 1941 года

22 сентября. Бывшие руководители УАПЦ восстановили Всеукраинскую Православную Церковную Раду, руководителем которой был избран П. Руденко [Ю. Волошин. Українська автокефальна православна церква (1941-1944 рр.). – Полтава, 1999.]. 
    Из книги Ф. Пигидо-Правобережного "Великая Отечественная война": "Религиозная жизнь в Киеве возродилась сразу же после вступления немцев в город. Довольно быстро были возобновлены службы в малой церкви Св. Софии, в Троицкий церкви на Васильковской, Ильинской - на Подоле, да еще в немногих других церквях, которые еще кое-где остались в Киеве, когда-то таком богатом на церкви и старинные величественные монастыри. Знаменитые Михайловский, Братский и много других старинных монастырей и церквей, как, скажем, Десятинная и другие, были, как известно, варварски взорваны...
   Через две-три недели после прихода немцев в большинстве сел и городов была возобновлена служба Божья, конечно, в каких-то случайных зданиях, ведь все церкви, за самым малым исключением, в свое время большевики или совсем уничтожили, или перестроили под колхозные склады или так называемые "сильбуды", превратив их в хранилища зерна и овощей".


Бессарабка. Баррикада перед ул. Кругло-Университетской, мебель из разграбленного магазина лежит прямо на улице. Холодной зимой 1941/1942 множество шкафов, тумбочек, столов и стульев сгорит в печках простых киевлян.


Фото из киевского музея истории Великой Отечественной войны. Вверху надпись: "Начало взрывов на Крещатике, 1941 год". Судя, по дыму, который хорошо заметен слева вдалеке, это не первый взрыв. Скорее всего взорвалась заложенная на чердаке мина.

Read more...Collapse )


Крещатик в дыму пожаров (перекресток с ул. Ленина, напротив ЦУМ). Немецкие офицеры обсуждают дальнейшие действия.

  
   Read more...Collapse )


Фотограф стоит за баррикадой и смотрит в сторону Центрального универмага. Справа здания Наркомата связи (№26) и Грандотеля. Дом № 28/2 был взорван первым во второй половине дня 24 сентября. Следующий взрыв уничтожил дом № 30/1 (на противоположном углу ул. Свердлова, ныне Прорезной), затем загорелся дом на другой стороне Крещатика (№ 25). Справа видна санитарная машина Citroen 11 UB.

   Read more...Collapse )

1941, сентябрь 25-28



Горящее здание универмага на углу ул. Энгельса (сейчас Лютеранская) и Крещатика.

Read more...Collapse )

Фотографии Иоганна Хёхле (Johannes Hahle), фотографа 637-го немецкого отряда пропаганды 6-ой Армии. Все цветные фото сделаны примерно 1 октября 1941 года. Когда Хёхле добрался до Бабьего Яра и спустился в овраг, он был ошеломлен грудами вещей, принадлежавшим убитым евреям.  Он отошел в сторонку и сделал несколько кадров, запечатлев имущество жертв.

Read more...Collapse )

1941, октябрь 1-7


Как уже упоминалось выше, в помещении кинотеатра «Спартак» немцы организовали регистрацию всех военнослужащих, а также лиц, содержавшихся под стражей при Советской власти. Военнослужащие, явившиеся на регистрацию, задерживались и направлялись в лагерь для военнопленных, что размещен на Керосинной улице, возле казарм. Данное мероприятие проводилось в целях безопасности - была велика вероятность, что среди мужчин призывного возраста скрываются подпольщики-диверсанты. Это фотография была сделана на углу Керосинной и Лагерной улиц, около стадиона "Зенит".  Украинские женщины, вероятно, пытаются разузнать о судьбе своих родственников, содержащихся под стражей у казарм.

   После массовой казни 29-30 сентября расстрелы меньшего масштаба продолжались еще с неделю. За расправой с евреями последовала такая же расправа с цыганами. В городе тогда ходила поговорка: «Немцам - гут, евреям - капут, цыганам тоже, украинцам хуже».
   С первых чисел октября Киевская городская управа занялась регистрацией и учетом местных учреждений науки, культуры и образования. Отдел культуры и образования разместился по ул. Фундуклеевской, 31 [На зов Києва: Український націоналізм у II світовій війні. Збірник статей, спогадів і документів. – К., 1994].


Ухмыляющийся охранник-полицай прохаживается вдоль очереди.

   В Киеве остались 82 артиста эстрады, которые организовали в здании бывшей синагоги «Театр развлечений». В доме бывшей оперетты основан Музыкально-драматичный театр им. Затиркевич-Карпинской, под художественным руководством Григоренко. В помещении педагогического ин-тута расположился Музыкально драматичный ин-тут им. М. Лысенко, возглавленный сыном композитора О. Лысенко. Новую украинскую капеллу в составе 90 человек возглавил известный дирижер П. Гончаров. Во главе консерватории стал В. Иваницкий. Украинский драматический театр им. М. Садовского, организованный в помещении Русского драматического театра им. Леси Украинки, возглавил главный режиссер Тинский (он же М. Перепелицин). Союз украинских художников возглавил проф. Ф. Кричевский.


Примерно, 1 октября 1941 года. Убитый человек у тротуара. Расположение: правая сторона ул.Победы. Киевляне идут в сторону Евбаза (Еврейского базара).

   Вскоре после захвата Киева, специальные подразделения занялись работой по подъему затопленных судов: «С первых дней налаживания мирного строительства городская управа обратила внимание на возобновление работы речного трамвая. Уже поднято из воды и отремонтировано 5 моторных лодок, 1 катер, 4 причала и 1 судно вместимостью 400 человек. Вскоре речной трамвай Киева будет сдан в эксплуатацию» [«Українське слово». - 1941, 2 ноября].


Затопленные баржи у Киева.


Разрушенный речной вокзал.

   В середине октября была взорвана заминированная типография газеты «Українське слово». В тоже время гестапо резко активизировало свою работу в городе. В октябре в руки врага попали 36 руководителей киевского подполья. Избежали ареста заместит. секретаря горкома В. Хохлов и В. Кудряшов. Остались действовать запасные райкомы партии. Прекратили деятельность все подпольные райкомы комсомола, за исключением Радянского. На заседании подпольщиков в октябре секретарем основного подпольного горкома партии был избран К. Ивкин - секретарь Киевского горкома КП(б)У по кадрам.
   Но жертвы не были напрасными. Осенью 1941 года подпольщики разрушили водокачки на товарной и пассажирской станциях Киева, вывели из строя отдельные цеха железнодорожных мастерских, депо им. Андреева, швейной фабрики им. Горького, трикотажной фабрики им. Розы Люксембург и др.
    Состоялась конференция работников образования относительно восстановления школ. По итогам конференции в Киеве было открыто 70 школ, 30 гимназий и несколько детских домов, организовано бесплатное питание для детей.
    Из книги Ф. Пигидо-Правобережного "Великая Отечественная война": "Возобновление учебы в школах происходило не совсем успешно. Основная проблема - отсутствие топлива. Зимой в 1941-42 годах уроки почти нигде не проводились. Начальные и средние школы возобновили свою деятельность летом 1942 года. Весной возобновилась учеба в Киевском Медицинском Институте, причем организована она была относительно хорошо. Были предприняты мероприятия для открытия Киевского Политехнического Института, назначены директор института и профессора, зарегистрированы пятьсот студентов, но в результате постоянной нерешительности немецкой власти, а позднее из-за набора студентов на работы в Германию учеба в институте так и не была возобновлена. На Киевщине и Черниговщине в большинстве сельских и городских начальных и средних школах учеба была возобновлена. Пользовались, конечно, советскими учебниками, с замазанными ликами "вождей" и вычеркнутыми хвалебными песнями. Везде был внедрен Закон Божий. Этот предмет преподавали священники, но во многих школах также и учителя.
   Возобновление учебы в начальных и средних школах происходило исключительно усилиями местного самоуправления. Оккупационная власть ничем не помогала, но и не препятствовала. Что же касается более высоких, особенно технических школ, то всякие попытки возобновить учебу в них всегда наталкивались на какие-то "препятствия", всегда встречалось хоть и скрытое, но явное враждебное отношение. Соответствующие руководители Киевского генерал-комисариата на всякие просьбы об открытии высших учебных заведений, ссылались на "неблагоприятные условия" и настойчиво советовали обратить основное внимание не на высшие, а на более низкие - ремесленные учебные заведения". Таким образом проявлалась гитлеровская политика - представители "не арийской расы" должны быть иметь только низкую, тяжелую и малооплачиваемую работу.


Убитый человек на той же ул. Победы, возможно еврей, который не явился в означенное оккупационными властями место или обессиливший военнопленный. Киевляне следуют до "Евбаза" пешком, поскольку во время оккупации общественный транспорт не работал, автомобили имели только немцы. Рынки были единственным местом, где люди могли купить продукты или обменять на них свои личные вещи. Автомобиль вдалеке очень похож на Mercedes-Benz 290.


Mercedes-Benz 290.

   Сформирован Киевский курень (полувоенное формирование ОУН в основном из бывших военнопленных, состав – 700 чел., расположился по ул. Покровской), выполнявший функции вспомогательной полиции в оккупированном немецкими войсками Киеве. В начале октября в Киев прибыл Буковинский курень (700-800 чел., разместился в бывшем здании НКВД по ул. Короленко, 15).


Еще один убитый на ул. Победы. После того, как Хёхле снял это фото, он отправился в овраг Бабий Яр. Из книги Ф. Пигидо-Правобережного "Великая Отечественная война": "Уже поздней осенью 1941 года пленных перестали отпускать домой. Отношение к ним резко ухудшилось. Их сильно избивали конвоиры прямо на улицах, на глазах у людей, за наименьшую "вину". Ослабевших и обессиленных здесь же добивали".

1 октября. В Бабьем Яру продолжаются массовые казни. Заметка М. Василенко в газете «Нове українське слово»: «Начала работать больница с поликлиникой на ул. Владимирской, 47 (бывшая областная больница). Это лечебное заведение работает на хозяйственном расчете без какой-либо дотации… Теперь тут действуют такие отделения стационарного лечения: терапевтическое, хирургическое, гинекологическое и ушное. В больнице 80 коек. За небольшую плату (20 руб. в сутки) больной получает хороший врачебный уход и питание. Плата за операции - от 50 до 200 рублей. Многим больным эта сумма уменьшается за счет больницы. Кроме того, многие пленные и другие, у которых не было денег, лечились бесплатно» [«Нове українське слово». - 1942, 1 марта].


Этот кадр сделан недалеко от Евбаза. Убитые, скорее всего - военнопленные.

2 октября. В Бабьем Яру продолжаются массовые казни.

3 октября. В Киеве и в области начался набор добровольцев в Украинскую народную полицию [«Українське слово». - 1941, 7 октября].
   Городская управа опубликовала правила открытия частного предпринимательства или торговли, согласно которым необходимо получить разрешение от инструктора налогов районного управления [«Українське слово». - 1941, 8 октября].


Раздача газеты "Украинское слово" на улицах Киева, 4 октября 1941 года. У девушки справа - модные тогда косы "короной" и "локон страсти".

4 октября. В Киеве основал свою деятельность «Государственный банк» [«Українське слово». - 1941, 7 октября].

5 октября. В Киеве создана Украинская Национальная Рада (УНР), в состав которой вошли известные деятели ОУН М. Капустянский, Й. Бойдуник, О. Кандыба-Ольжич, возглавил УНР М. Величковский. В письме, адресованному президией УНР рейхсминистру А. Розенбергу, говорилось, что заданием этой организации является сотрудничество украинцев с немецкой властью для создания нового строя в Украине [А. Кентій. Нариси історії Організації Українських Націоналістів в 1941-1942 рр. – К., 1999]. Учредительное собрание Украинской Национальной Рады прошло в помещении одной из школ на Подоле [А. Дуда, В. Старик Буковинський курінь в боях за Українську Державність: 1918-1941-1944].

6 октября. Городской голова О. Оглоблин опубликовал сообщение о начале работы биржи, где можно найти хорошую и оплачиваемую работу [«Українське слово». - 1941, 8 октября].

7 октября. Немецкая полевая комендатура 195 отдела войскового управления огласила о запрете проживания в Киеве особ, которые не являются жителями города. Для получения разрешения на проживание необходимо обратиться к военному коменданту Киева [«Українське слово». - 1941, 9 октября].